Cтатья

Тоомас Силдмяэ: Эстонская Республика vs Swedbank? На чаше весов 200 обманутых семей

Тоомас Силдмяэ,

предприниматель

Публикована 17 мая 2020 в «Деловых ведомостях» https://www.dv.ee/mnenija/2020/05/17/toomas-sildmjaje-jestonskaja-respublika-vs-swedbank-na-chashe-vesov-200-obmanutyh-semej

Рональд Рейган, один из самых любимых во все времена президентов Соединенных Штатов, однажды сказал: «Единственное оправдание существования правительства как такового состоит в том, что оно защищает права даже самого незначительного человека». Недавно я вспомнил его слова, когда ставил свою подпись на доверенности, чтобы подать государству от лица инвесторов, потерявших свои сбережения, вложенные в румынскую недвижимость, заявление о преступлении, совершённом Swedbank.

Я размышлял о том, что же произошло в здании Swedbank на Лийвалайя за последние десять с небольшим лет – с тех пор, как они перевели деньги с моего инвестиционного счёта и счетов многих других инвесторов в Румынию. С любой точки зрения, это отнюдь не шуточная сделка – от почти 200 инвесторов было получено 8 467 000 евро. В среднем 42 000 евро заработанных нелегким трудом сбережений на человека, которые были вверены заботе Swedbank и рекомендованной им инвестиционной компании.

Все мы крепки задним умом, и теперь, очевидно, все понимают, что с самого начала земли в Румынии были одной большой афёрой. Однако сегодня реальность такова, что без государственного вмешательства, иными словами, без уголовного расследования, мы никогда не сможем выяснить, почему и в какой момент молодые банкиры решили пустить нам пыль в глаза, обещая получение прибыли посредством безнадежной схемы. Я и другие инвесторы, подавшие заявление о преступлении, убеждены, что с самого начала. Представитель Swedbank AS занимался этим делом с того момента, как только ещё появилась первая реклама, призывающая инвестировать в Румынию. В созданной для покупки земель инвестиционной компании представитель Swedbank AS был также членом экзаменационной комиссии Эстонской палаты маклеров по недвижимости – поэтому невозможно предположить, чтобы ни она сама, ни кто-то другой в банке не понимал, покупка сельскохозяйственных земель в Румынии по цене 167 000 евро за гектар – это выбрасывание денег на ветер. И в Эстонии, и в Румынии гектар земли стоил в то время примерно 1000 евро.

Блеф банкиров: бедность – это богатство

Но, с точки зрения юридической корректности, даже очевидные вещи нуждаются в доказательстве. Вот почему мы представили в Государственную прокуратуру и Центральную криминальную полицию против Swedbank AS заявление о преступлении от лица эстонских инвесторов, которые потеряли деньги на недвижимости в Румынии. Выражаясь юридическим языком, мы считаем, что банк совершил длящееся мошенничество и злоупотребил нашим доверием. На протяжении многих лет Swedbank предоставлял нам вводящую в заблуждение информацию, будем говорить прямо, для того, чтобы выиграть время. Инвесторы, включая меня, которые были клиентами банка, и деньги которых банк вложил в мусорные облигации, обвиняют банк в длящемся злоупотреблении доверием.

По нашему мнению, одна из целей введения инвесторов в заблуждение на протяжении длительного времени состояла в том, чтобы дождаться истечения срока давности для исков о возмещении убытков против банка. Год назад вступило в законную силу решение суда, согласно которому срок действия иска, поданного через банкротного управляющего в интересах инвесторов, истёк. Тем самым банк достиг желаемого результата, и мы как инвесторы окончательно понесли убыток в размере 8,4 миллиона евро. Другими словами, преступление Swedbank было доведено до конца, потому что у инвесторов могут быть требования только к конкурсной массе, в которой денег нет, и не будет.

До сих пор Swedbank реализует на практике цитату из фильма «Последняя реликвия», ставшую символом лицемерия, «Благословен Господь, показавший нам истину в новом свете!» Иными словами, банк в основном делал упор на то, что споры о том, имело ли место преступление, бессмысленны, поскольку в любом случае прошло уже слишком много времени. Мы же пытаемся теперь донести позицию инвесторов до сведения следующей инстанции на пути к истине – Государственной прокуратуры.

Проще говоря, длящееся мошенничество и введение нас в заблуждение были возможны в течение многих лет главным образом потому, что обнадеживающая и успокаивающая информация поступала к нам от авторитетного банка. Если бы эту информацию предоставляло какое-нибудь сомнительное предприятие, общественность могла бы принять во внимание аргумент, что недостоверность должна была стать очевидной для нас как инвесторов намного раньше, и мы должны были начать стучаться в двери полиции много лет назад. Однако мы этого не сделали, потому что о грядущем восстановлении и светлом будущем нам говорил авторитетный Swedbank, который взял на себя весь проект осенью 2011 года в качестве полноправного собственника. Десять лет назад и я был бы готов клятвенно заверять кого угодно, что если кому-то и можно доверять, то именно самому крупному и солидному банку страны.

Связанный с коронавирусом кризис – может подавать претензии надо сейчас, пока сроки не вышли

То, что произошло с нами двенадцать лет назад, сегодня должно стать тревожным звоночком для всех жителей Эстонии, которые инвестировали свои деньги, пусть даже только в пенсионные фонды. Как известно, стоимость активов колеблется в соответствии с экономическими циклами. Поэтому пассивным инвесторам непросто понять, снизилась стоимость пая или активов в силу изменений на рынке, или потому что их обманули ещё при покупке. Если исходить из теории, что ущерб очевиден уже после первого падения цен, и инвестору следует воспользоваться средствами правовой защиты, ситуация представляется просто ужасной.

Рассмотрим это на пример нынешнего коронавируса – рынки акций упали, когда стало известно, что коронавирус распространится по всему миру. Цены на акции падали с невероятной скоростью https://www.aripaev.ee/borsiuudised/2020/02/25/bors-langus-aktsiaturgudel-jatkub, что отражалось на портфелях всех инвесторов – значит ли это, что ущерб должен был быть очевиден? Нет. Сейчас рынки акций уже несколько недель продолжают расти https://www.aripaev.ee/borsiuudised/2020/05/05/tallinna-bors-lopetas-paeva-korraliku-tousuga. При этом наши пенсионные фонды продолжают точно также колебаться. Если согласиться с тем, что мы предъявили свои претензии к Swedbank слишком поздно, значит, следуя этой логике, жителям Эстонии надо бы уже сейчас на всякий случай начать утверждать, что, поскольку суммы их пенсионных накоплений значительно уменьшились, им уже нанесён ущерб.

Если обратиться в банк, который управляет пенсионными фондами, вероятно, он заверит, что это временная ситуация, вызванная коронавирусом, и что нет причин для беспокойства, поскольку экономика в долгосрочной перспективе непременно восстановится. Точно так же когда-то заверяли и нас, вложивших свои сбережения в Румынию. И если на самом деле какой-то из банков, управляющих пенсионными фондами, сейчас мошенническим способом растрачивает деньги вкладчиков пенсионных фондов, то, по прошествии примерно 10 лет с сегодняшнего дня, окажется, что срок давности преступления уже истёк. Т. е. человеку, чьи сбережения вложены в пенсионный фонд, упавший во время коронавируса, должно быть ясно, что ему причинён ущерб, и пора подавать против банка иск о возмещении. Этот упрощенный пример может достаточно понятно иллюстрировать ситуацию, которую мы описываем в нашем заявлении о преступлении.

Мы не можем принять сложившуюся ситуацию и согласиться с тем, будто это нормально, когда менеджеры, аналитики и юристы, сидящие за столом в крупнейшем банке Эстонии, в какой-то момент просто решают уверять клиентов, которые инвестировали 8,4 миллиона евро, что чёрное – это белое, бедность – это богатство, а козьи пастбища очень «перспективны». Если коммерческие традиции в Эстонии вообще что-то значат, то кто-то из этих деятелей должен встать из-за стола и сказать: мы так не поступаем.

Что стало с «Землей Обетованной»?

Кстати, а что тем временем стало с «перспективными пастбищами», купленными Swedbank по совместному решению? Полное банкротство. В разгар европейского экономического бума в 2019 году, когда, согласно бизнес-логике, рыночная цена этой недвижимости должна была достигнуть максимально возможной при данном цикле, из всех этих земель удалось продать только два поля, причем по цене в десять раз ниже той, по которой они были куплены в 2007 году. Ни в какой момент времени заболоченные румынские поля не могли стоить 167 000 евро за гектар. Ни тогда, когда наши деньги были переведены туда (или значительная часть даже не дошла до реальных продавцов этих земель?), ни когда Swedbank писал нам, что цена на нашу собственность выросла.

Все, я подчеркиваю, все утверждения этого уважаемого банка о «перспективности» сельскохозяйственных земель были блефом. Блефом было и то, что на момент покупки существовал какой-то анализ или оценка недвижимости. Эти документы не просто «не сохранились», как нахально заявил банк в суде, но, по нашему мнению, их никогда и не было. Если это не так, я готов принести свои извинения, и с большим интересом посмотрел бы, на основании каких расчётов банк пришёл к этой цене.

Мы предоставим следствию доказательства

С финансовой точки зрения, то, что произошло с нами, можно описать следующим образом: шесть эмиссий облигаций, которые оказались мусорными, прошли под руководством и при активном участии Swedbank в 2007 году. Swedbank подписался от своего имени более чем на 53% всех облигаций, которые он впоследствии передал своим клиентам, включая меня, поскольку у меня с банком был заключен договор об управлении моим инвестиционным портфелем.

Банк принимал участие в каждом решении, когда в Румынии было приобретено всего 46,3 га сельскохозяйственных земель почти за 7 712 000 евро, в результате чего средняя цена за гектар составила почти 167 000 евро. В то время как в среднем гектар сельскохозяйственных земель в Румынии стоил 1000 евро. При этом более 755 000 евро было взято в качестве платы за управление и за обслуживание инвестиций, а также платы за сделку, в том числе в качестве платы за посредничество банка за брокерские услуги при инвестировании денег своих клиентов. Таким образом, одна только сумма платы за управление инвестициями и посредничество была во много раз больше, чем реальная стоимость земли. По состоянию на 17.10.2011 Swedbank приобрел 100% предприятий, которые проводили эмиссию, и с тех пор ими не было представлено ни одного годового отчета, по которым можно было бы получить какую-либо достоверную информацию. Тем не менее, в 2012 году был получен заём ещё на 250 000 евро для платы за управление, но эти деньги дал не банк, а, конечно же, кто-то другой, ведь банк уже знал, что больше не стоит вкладывать в эту дыру ни одного цента.

Может быть, в Эстонии уже не обязательно следовать добрым традициям управления?

Swedbank не готов открыть свою методологию анализа, но неизменно заявляет, что все сделал правильно: в Румынии земля была приобретена по текущей рыночной стоимости, а программа эмиссии осуществлялась в соответствии с требованиями. До сих пор в ходе судебного разбирательства банк утверждал, что соответствующие документы не сохранились и, следовательно, он не может их предоставить. Инвесторам и судам просто пришлось поверить словам представителей банка. Несмотря на то, что они противоречат как обычной человеческой, так и бизнес-логике, обязанности банка соблюдать должную осмотрительность, деловой этике и добрым традициям.

Я хотел бы спросить у сегодняшних руководителей котирующегося на Стокгольмской фондовой бирже Swedbank с его скандинавской бизнес-культурой, Горана Перссона и Олави Лепа, которым следовало бы наизусть знать добрые традиции корпоративного управления, – что происходит? Вы действительно в грош не ставите законы Эстонии или своих здешних клиентов? Годовые отчеты принадлежащего банку предприятия годами не представлялись в Эстонский коммерческий регистр и не отражались в годовых отчетах материнского предприятия; Вы не отвечаете на вопросы своих клиентов и не предоставляете информацию инвесторам – как долго это будет продолжаться?

Учитывая то, какой резкой критике Михкель Торим, глава инвестиционной сферы Swedbank в Финляндии и Балтии, подверг моральную сторону вопроса и конфликт интересов, говоря об инвестиционном предложении, которое Tallink получил от LHV Pank (ссылка: https://www.aripaev.ee/borsiuudised/2020/04/18/lhv-on-huvide-konfliktis), наше дело тоже не кажется безнадёжным. Теперь я жду от руководства Swedbank такого же прямого заявления о румынских инвестициях. По закону, на протяжении всей румынской саги Swedbank должен был, как лев, сражаться за меня и других своих портфельных клиентов, делая всё возможное, чтобы отозвать инвестиции и привлечь виновных к ответственности. На самом деле, злоупотребив предоставленными полномочиями, банк ничего не сделал, ведь банку пришлось бы подать в суд на самого себя, и начать себя преследовать. Конечно, это не было сделано. Отсюда наше утверждение о конфликте интересов и «длящемся правонарушении» со стороны банка.

Таким образом, эта история не только о без малого 200 обманутых клиентах и их семьях, но, в более широком смысле, о чёрном пятне на репутации всей эстонской инвестиционной среды. Мы будем благодарны за любую помощь, которую Эстонская Республика сможет предоставить своим гражданам для защиты их прав. Новый генеральный прокурор и начальник Центральной уголовной полиции, мы возлагаем наши надежды на Вас и Ваши команды. Мы останемся дома, надеясь, что Вы достойно будете выполнять свою работу на передовой.

Метки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button